Бессарабский вопрос на Украине: взгляд европейских экспертов

Бессарабский вопрос на Украине: взгляд европейских экспертов

Научный сотрудник Международного центра оборонных исследований (Таллин, Эстония) Эммет Туохи в свой статье «Собака, которая наконец-то залаяла? Сепаратизм и гибридная война в Южной Бессарабии» анализирует положение национальных меньшинств и возможности этнической мобилизации в Одесской области.

Поскольку кризис в стране начал накаляться в ноябре 2014, неудивительно, что президент Украины Петр Порошенко направился в соседнюю Молдавию на встречу с премьер-министром и в публичных заявлениях подчёркивает своё видение «свободного, демократического и богатого будущего» обоих государств «в большой европейской семье». Некоторые даже были удивлены (о чем свидетельствует частый выбор заголовка «Порошенко говорит по-румынски»), что он смог сделать это на языке принимающей стороны, который он выучил в Болграде на юго-западной Украине — городе, который когда-то был частью Румынского королевства в межвоенный период, а сейчас является ключевым центром многонационального Буджакского региона в южной Бессарабской степи.

И хотя лингвистические познания Порошенко в румынском не удивили более опытных наблюдателей — в конце концов, в мае 2014 он в ходе кампании в Черновцах отстаивал на этом языке совмещение различных национальных и религиозных общин под эгидой украинского гражданства — недавние изменения в регионе его рождения стали более чем неожиданными.
Несмотря на многонациональность населения региона — Будьякский регион (определяется как девять самых западных районов Одесской области плюс города Измаил и Белгород-Днестровский) длительное время был вне поля внимания специалистов по политике меньшинств и межэтническим отношениям. Конечно, в сравнении с такими местами, как Прикарпатье или Молдавская Гагаузия (не говоря о Приднестровье и Абхазии), Буджак может быть лучше всего описан как место, где собака этнических конфликтов из пословицы никогда не гавкала. Если не считать ранних (и быстро брошенных) попыток сформировать Болгарскую или Болгаро-гагаузскую республику по обе стороны молдавско-украинской границы как следствие распада Советского Союза, регион оставался вне радарных экранов исследователей и правительственных аналитиков.

Отсутствие, конечно, не означает, что он и должен был оставаться вне экранов радара, не говоря уже о том, что он не станет центром конфликта в будущем. Опыт последнего времени с российской «гибридной войной» или тактикой «мягкой силы» заставили многих запоздало проснувшихся принимающих политические решения лиц на Западе сфокусироваться на «взрывных точках», где подобные тактики имели бы наибольший успех. Заметными получателями такого внимания стали город Нарва в эстонском регионе Ида-Вирумаа (высмеянном одним эстонским политиком как «Мекка» для официальных визитов), а также Латгале и иные части Латвии, где по-русски говорит преобладающее или подавляющее большинство.

Однако, хотя ожидание и планирование контрмер для таких сценариев является несомненно важной задачей, суженный фокус только на этих регионах не позволяет увидеть главного. Истинным уроком Крыма и Донбасса должно стать то, что, в отличие от предшествующих «замороженных конфликтов» (как Приднестровье и Абхазия, которые политически или этнически чётко выделялись из остальной Молдавии и Грузии соответственно), Кремлю нет нужды в действительных культурных различиях страны-цели при такой тактике. Зачастую самого малого уровня недовольства достаточно, чтобы стать предлогом для превращения искусственного разделения в реальное. В Крыму, к примеру, нынешний «премьер-министр» Сергей Аксёнов был маргинальной фигурой, чья пророссийская партия получила около 4% голосов на предыдущих выборах; или ещё более яркий пример на Донбассе, где Денис Пушилин, первый лидер самопровозглашённой Донецкой народной республики, наскрёб только 0,08% голосов на парламентских выборах 2013 года.

Соответственно, если в Молдавии возникнет шанс на отклик/заражение, которую - через Гагаузский автономный регион, а также сепаратистскую Приднестровскую республику — Россия всё ещё пытается свернуть с европейского курса, Буджак должен стать регионом, по-своему заслуживающим внимания — определение, которое последние событие делают ещё более обоснованным.

6 апреля в Одессе несколько десятков человек, утверждающих, что они представляют этнические меньшинства Буджакского региона, провели конференцию — которая за неимением иных помещений прошла в ресторане, — на которой они провозгласили об учреждении нового «Народной Рады Бессарабии» (НРБ). Избрав «главой президиума» некоего Дмитрия Затуливетера, главы ранее малоизвестной Организации приднестровцев Украины, группа опубликовала на зарегистрированном в России сайте манифест, в котором описала «дискриминацию» этнических меньшинств в регионе и призвала к более широкой автономии в регионе, отвергая сепаратизм. Реакция украинских властей была молниеносной: пара десятков человек была арестована СБУ на следующий день после конференции, заставив один украинский сайт написать, что движение было «задушено в колыбели».

В то время как первые репортажи обвиняли лидеров существующих этнических меньшинств, например, члена парламента от Партии регионов и лидера болгар Антона Киссе в том, что он был «инициатором и главным идеологом» НРБ, он и другие фигуры резко отвергли эти обвинения и пошли дальше, назвав руководство НРБ «не имеющими авторитетных людей или тех, кто может взять на себя ответственность за последствия своих действий», заключив, что Рада «была очевидно провокационной по сути».

Конечно, Киссе и другие местные лидеры требуют от украинского правительства больше власти. Попытки последней представить некий план по децентрализации страны, который остаётся в пределах красной линии федерализации, открывают таким лидерам, как Киссе, пространство для требований большей власти при новом типе «административно-территориального деления», если вообще не по лекалам более ранних (и быстро отброшенных) попыток начала 1990х, упоминавшихся выше. Конечно, нет уверенности, что это новое «административное деление» будет этническим (если не сказать пророссийским) по своей сути — но в настоящем региональном контексте этого нельзя исключать.

Ключевой причиной, по которой не стоит упускать Буджакский регион из виду, - это региональный фактор, в особенности влияние соседней Молдавии. (Нет иных региональных игроков, кроме Бухареста и Софии, которые в разной степени стремятся защищать права своих соотечественников в регионе, но эти попытки едва ли сопоставимы с вмешательством других источников.) К северу от Бядьяка расположен молдавский автономный регион Гагаузия, недавно избранная глава которого Ирина Влах заявила «Дойче велле», что «тот факт, что гагаузы настроены пророссийски, ни для кого не секрет». Регион также вопреки желаниям центрального правительства в Кишинёве провёл референдум, на котором население в преобладающем большинстве отвергло Соглашение об ассоциации Молдавии с Европейским Союзом. Кроме того, недалеко находится сепаратистский Приднестровский регион — база 1500 российских солдат и 400 «миротворцев». Как недавно сказал молдавский историк Георгий Койокару (Gheorghe Cojocaru) Радио Свободная Европа, НРБ представляет отчасти работу «антизападных» политических сил в Кишинёве, а также Гагаузии и Приднестровье по «воспроизведению молдавской «модели» ослабления государства путём преувеличения требования на самоопределение на этнических основаниях и создание более широкого антиевропейского фронта».

В завершение, в ближайшем будущем НРБ вряд ли трансформируется в «Бессарабскую народную республику» по подобию сепаратистских образований Донецка и Луганска. Для начала, ей не хватает общей границы с Россией или даже (в противовес тому, что Джон Р. Хейнс (John R. Haines) утверждает в выдающемся отчёте по региону) с Приднестровьем; поэтому «зелёным человечкам» было бы сложнее проникнуть на территорию, чем на восточной Украине. Более того, силы безопасности Украины продвинулись в деятельности в регионе и начинают извлекать уроки из проводимой антитеррористической кампании (включая многочисленные взрывы) в Одессе, Харькове и других местах. А местные лидеры — такие, как этническая болгарка Дора Кострова, - потребовали от стоящих за НРБ объяснений, «почему они желают повторения сценария того, что происходит на востоке Украины».

Тем не менее, чтобы добиться успеха в Буджаке, Кремлю необязательно направлять туда войска. Как и везде, использования гибридных тактик вероятнее всего будет достаточно для дестабилизации региона. Отвлечение внимания Украины от востока страны вряд ли является конечной целью. Если Украина и её западные союзники, особенно члены НАТО и ЕС Румыния и Болгария, не будут внимательно следить за ситуацией, внешние провокаторы смогут использовать экономические проблемы Будьяка (отсутствие сети шоссейных дорог, связывающих его с другими регионами) для разжигания межэтнической напряжённости и подрыва того, что до сих пор было примером подъёма гражданской идентичности Украины. Поступив так, Кремль мог бы отложить евроинтеграцию для одной из двух стран ближнего зарубежья — судьба, которой знаменитому сыну Болграда следовало бы очень постараться избежать.

Материал подготовлен Аналитическим отделом Исследовательского центра "Tabula"

Поделиться статьей: