Стратегическая концепция безопасности Румынии в контексте украинского кризиса

Стратегическая концепция безопасности Румынии в контексте украинского кризиса

В журнале «Стратегическая Европа» Центра Карнеги-Европа в серии материалов, раскрывающих суть внешнеполитических амбиций и стратегической концепции безопасности 28 стран-членов ЕС, была опубликована статья, посвященная Румынии. Авторы из числа представителей стран-участниц пытаются дать объективную оценку реализации концепции безопасности по шкале от 0 (отстающие) до 5 (успешно реализующие).

Украинский кризис, разразившийся в ноябре 2013, поставил румынские дипломатические структуры в условия отсутствия зарубежных политических проектов и квалифицированных кадров, тем самым повергнув ее в состояние бездействия и апатии.

Согласованные между руководящими структурами и обществом задачи политического курса – вступление в НАТО и ЕС – были достигнуты к 2004 и 2007 годам соответственно. С тех пор, на фоне бурно разворачивающихся мировых политических событий, румынские партии не сумели совместно выработать никаких иных политических целей и проектов. Внешнеполитические амбиции Румынии ограничиваются аспектами ведения политики региональной безопасности, обеспечивая Бухаресту лишь 2 скромных балла по шкале.

Являясь, по сути, восточной окраиной НАТО, Румыния способна использовать свои дипломатические ресурсы лишь для поддержания региональной безопасности. Со времен русско-грузинского конфликта в августе 2008 года (здесь и далее по тексту сохраняется терминология автора), любой внешнеполитический проект – будь то внедрение новой политической платформы или ежегодная встреча президента Румынии с послами – начинается со слов упоминания о стратегическом партнерстве между Румынией и США. Это соглашение остается для Румынии краеугольным камнем политики национальной безопасности, тем более сейчас, когда украинский кризис воспринимается как серьезная угроза безопасности Румынии.

В 2000 годах стратегия национальной безопасности Румынии основывалась на структурном следовании европейским тенденциям. Румынское политическое мышление того периода содержит в себе черты раскола между Старой и Новой Европой: убежденность в том, что атлантические силы являются реальным гарантом безопасности европейского восточного фланга и действительные стратегические угрозы, благоприятствовавшие установлению особых отношений между Румынией, США и Великобританией.

Тем не менее, Европа меняется. Великобритания отворачивается от Новой Европы, все более замыкаясь в своих островных границах, в то время как Германия берет на себя роль незаменимой\основообразующей европейской нации. Это подготовило почву для сближения Румынии со Старой Европой. Берлин эффективно заместил Лондон в решении вопросов внешнеполитических приоритетов и перспектив Румынии. Закрепляющим курс перемен было избрание в ноябре 2014 года нового президента Клауса Иоханниса (немца по происхождению), открыто поддерживающего тенденции политического лидерства Германии в ЕС.

Сегодня более, чем когда-либо в Румынии сформировался менталитет прифронтового государства, равно как в Польше и Прибалтике. Ближе других стран НАТО и ЕС расположена Румыния к Крымскому полуострову, аннексированному Россией в марте 2014 года. В то время как Россия активно выступает нарушителем установленного порядка безопасности в Европе, региональные силы более чем когда либо толкают Польшу и Румынию в сторону коалиции заинтересованных.

Румыния – прифронтовое государство.

Бухарест и Варшава имеют общую основу для дальнейших трансформаций. Символично, что следуя на протяжении лет польскому пути в решении вопросов безопасности, Румыния не признавала польского лидерства как такового. Обе страны атлантического блока видят в Вашингтоне главного гаранта своей безопасности и готовы существовать как плацдармы для военного присутствия США на восточноевропейском направлении. Это присутствие включает в себя размещение систем противоракетной обороны США на территории Польши и Румынии, которое воспринимается ими как исключительная гарантия безопасности.

В октябре 2009 года Бухарест и Варшава подписали договор о стратегическом партнерстве. Срок действия соглашения подходил к концу, но после аннексии Москвой Крыма актуальность аспектов соглашения по организации обороны и безопасности резко возросла. Дипломатическими кругами в Бухаресте, Варшаве и Киеве предусмотрена трехсторонняя форма сотрудничества.

Для Польши и Румынии наступает время тесного сотрудничества, которое подтолкнет НАТО к развитию собственной оборонительной стратегии на восточном фланге, между Балтийским и Черным морем. Эта модель будет включить в себя многоступенчатую структуру платформ, способных обеспечить безопасность портов, аэродромов и другой инфраструктуры, необходимой для усиления группировки НАТО в данном регионе. Сотрудничество Польши и Румынии должно своим примером подтолкнуть альянс к перебалансировке военных сил и укреплению своих удаленных границ, оборона которых на сегодняшний день основывается на оснащении 1990-х годов.

Теперь, несмотря на украинский кризис, Румыния ощущает себя в большей безопасности, чем прежде. Гарантией этой безопасности является пункт 5 коллективного договора о безопасности, обеспечивающий защитный ядерный зонт для стран НАТО, и в еще большей мере - стратегическое партнерство Румынии с США и Польшей.

На сегодняшний день обсуждаются дополнительные программы стратегического партнерства между Румынией и Украиной. Это сложная задача, учитывая загруженную повестку дня и два десятилетия разбирательств, основанных в массе своей на ошибочных представлениях.

Столь же неравнодушно отношение Румынии к Молдове, которая, несмотря на подписанные еще в 2014 году политический и экономический Договор об ассоциации, чрезвычайно медленно воплощает реформы в жизнь. В период между двумя мировыми войнами территория Молдовы, за исключением сепаратистского региона Приднестровья, являлась частью Румынского Королевства, но в 1940 году по стечению обстоятельств досталась Советскому Союзу «без единого выстрела».

Чувство вины, порожденное этим событием, по сей день не покидает румынские политические элиты в Бухаресте. В течение последних лет было затрачено большое количество финансов, времени и энергии, чтобы приблизить Молдову к Евросоюзу настолько, насколько это вообще возможно. Но шквал коррупционных скандалов, а также слабая политика реформ сыграли на руку Молдавской Социалистической партии, антиевропейской направленности, к тому же, отдающей предпочтение Евразийскому экономическому союзу, курируемому Москвой.

Сегодня в Румынии находится в разгаре спора о том, какую выгодней избрать политику по отношению к соседней стране. Часть полагает, что статус приграничного государства Евросоюза и НАТО закрепит за Румынией лучшее положение в Брюсселе и позволит получать больше политических, экономических и военных дивидендов.

В других кругах распространено мнение о том, что расширение НАТО и ЕС на восток позволит получить более долгосрочные выгоды как, например, безопасность в регионе. Это позволит Бухаресту направить свои и без того ограниченные ресурсы на реформы и развитие.

Акцент на реформах – требование, предъявляемое содружеством Европейской комиссии. В ходе присоединения к ЕС в 2007 году для Румынии и Болгарии была утверждена система контроля с целью мониторинга степени реализации реформ, программы которых еще только предстояло разработать на законодательной основе.

Несмотря на стремление румынских чиновников избавиться от утвержденной системы внешнего контроля, значительная часть гражданского общества считает, что в области реформ не достигнуто существенного прогресса. Правительство, допускающее большие ошибки, следует контролировать при помощи механизма добродетельного усмирения, чтобы избежать нарушения верховенства закона, как это произошло в соседней Венгрией.
Пока коррупция представляет главную угрозу национальной безопасности и является инструментом "гибридной войны" против Румынии, механизм сотрудничества и контроля можно назвать первой линией румынской обороны.

В целом, аннексия Крыма Россией заставила Румынию сделать главную ставку на стратегическое партнерство с США и Польшей и тем самым привлечь внимание НАТО к своей территории. Страшным сном для румынских элит стал бы вывод американских войск из Европы, сближение между Берлином и Москвой и перестройка мирового порядка после Холодной войны в странах Центральной и Восточной Европы.

Людмила Гладыш, эксперт исследовательского центра "Tabula".

Поделиться статьей: